Блог Марьи Розановой

 Интеграционная политика в современном мегаполисе

(на примере Санкт-Петербурга)

 

Миграция является неотъемлемой и наиболее значимой составляющей  глобализации, содействующей как экономическому росту страны, так и усилению фрагментарности социальной ткани государств-реципиентов мигрантов. На государственном уровне решить проблему растущей поляризации общества пытаются посредством введения, распространения и усиления составляющих интеграционной политики в принимающем обществе: 

Выделяют четыре составляющие интеграции:

·         инструментальная интеграция (знание языка страны пребывания, социальной инфраструктуры, имеющихся предложений для мигрантов в сфере услуг);

·         экономическая интеграция, осуществляемая через доступ к рынку труда, системе повышения квалификации и  образования в целом;

·         культурная интеграция (приобщение и восприятие мигрантами базовых элементов культуры принимающего общества (идей, ценностей, норм поведения, его институтов  и истории);

·         социальная интеграция (натурализация мигрантов, разрушение барьеров между группами мигрантов и социальными группами принимающего общества). [1]

Основной площадкой для реализации мер по адаптации и интеграции мигрантов выступают города-мегаполисы, привлекающие основные миграционные потоки, как следствие, на региональном/муниципальном уровне мы наблюдаем реализацию отдельных механизмов управления миграционными и интеграционными процессами. 

Санкт-Петербург является одним из крупных мегаполисов России, который проводит региональную миграционную и интеграционную политику. С середины 2000-х годов в городе меняется структура миграционного потока: снижается доля трудовых мигрантов из Украины и Китая, лидерами становятся страны Средней Азии и Закавказья. Конфессиональный состав также меняется: около половины мигрантов исповедуют ислам или являются выходцами из мусульманских стран. 70% трудовых мигрантов приезжают из небольших городов и сел, а не из крупных и крупнейших городов и столиц. Замечено понижение образовательного уровня мигрантов: половина вновь прибывших не имеет профессионального образования, снижается процент мигрантов, владеющих русским языком на уровне выживания. Значительная часть трудовых мигрантов не обладает навыками межкультурной коммуникации, многие с трудом адаптируются к правилам функционирования развитых мегаполисов. Это способствует их (само)изоляции с перспективой дальнейшей «геттизации», а также отражается на показателях нетерпимости к приезжим в принимающем обществе.

Для изменения ситуации в области межнациональных отношений в 2006 году Правительством Санкт-Петербурга была утверждена Программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантности на 2006–2010 годы (далее – программа «Толерантность-1»). Ценным элементом программы являлся ориентир на снижение распространенности негативных этнических установок в молодежной среде, создание условий для утверждения принципов толерантности во всех сферах межэтнического и межконфессионального взаимодействия. Однако имеющиеся методы решения столь важных задач вряд ли могли гарантировать их достижение.

Концептуально «Толерантность-1» базировалась на принципах либерального мультикультурализма, и как следствие, в целевую группу, на которую было рассчитано действие Программы, фактически не были включены мигранты. В качестве основных методов преодоления данных негативных тенденций были выбраны культурно-массовые мероприятия для «коренных» жителей. В этом отношении программа носила односторонний характер. Конечно, это может объясняться тем, что скорость интеграции мигрантов зависит не только от уровня их образования или степени социально-экономического развития принимающего сообщества. Далеко не последнюю роль здесь играет открытость общества по отношению к мигрантам.

Исследования социологов А.Алейникова и Р. Румбаута подтвердили, что то, как принимающее общество встречает мигрантов, определяет их дальнейшее поведение; последнее, в свою очередь, влияет на то, как общество встречает новых мигрантов[2]. Поэтому обучение местных жителей толерантному поведению – задача первостепенной важности. Но неправомерно предполагать, что нетерпимость  присуща исключительно жителям Санкт-Петербурга: часть мигрантов не имеет опыта проживания в полиэтничной среде, это выходцы из более традиционных обществ, в которых принятие иных взглядов и уклада жизни, равно как и уважительное отношение к другим культурам, не всегда самоценно.  

Принятие в 2010 г. новой программы «Толерантность-2», действие которой рассчитано на 2010- 2015 гг., показало, что в Санкт-Петербурге четко отслеживаются мировые тенденции и практики миграционной и интеграционной политики, учитывается европейский опыт постепенного перехода к концепции коммунитаристского мультикультурализма (А. Этциони), практика которого позволяет устанавливать культурные ограничения, чтобы обеспечить «общность судьбы» народа и защитить национальную идентичность. В основе новой программы лежит установка на интеграцию мигрантов, а комплекс ее мероприятий весьма отличается от предыдущей программы. Значительное финансирование выделено на программы петербурговедения и музейных образовательных программ «Мой Петербург» в рамках системы образования, обучение учащихся-инофонов русскому языку как неродному, курсы для мигрантов, а также иностранных студентов по изучению русского языка, истории, культуры и этики поведения Санкт-Петербурга.

Однако интеграционная составляющая «Толерантности-2» не носит комплексный характер и сводится к направлениям культурной и инструментальной интеграции, что в итоге не может гарантировать ее высокую результативность. Несмотря на значительные усилия, которые предпринимаются Правительством Санкт-Петербурга по разработке и реализации эффективной миграционной/интеграционной политики в мегаполисе, дальнейшие ее успехи во многом будут зависеть от федеральной миграционной политики. Выполнение всего комплекса интеграционных мер на городском уровне (особенно в рамках экономической и социальной интеграции) не представляется возможным.  

Данная сложная модель гармонизации межкультурных отношений может быть эффективно реализована только при тесном взаимодействии федеральной и региональных властей и при условии эффективной последовательной реализации всех направлений интеграционной политики.



[1] О бытии и сознании (интервью с профессором  В.А. Ачкасовым) // «Эксперт Северо-Запад». 2012. 24 сентября. № 38 (584).

[2]Aleinikoff A., Rumbaut R. Terms of Belonging: Are Models of Membership Self-Fulfilling Prophecies? // Georgetown Immigration Law Journal. 1998. Vol. 13. Issue 1.

Kommentar schreiben

Kommentare: 0